Урочище Шумейково

Здесь полегла 5-я армия, здесь закончилась история Юго-Западного фронта. В мире мало мест с подобной концентрацией смертной энергетики. Разве что Бабий Яр или мемориал Аушвиц. Но ведь к ним приковано гораздо больше внимания, для них нашлись люди, чтобы рассказать, и время, чтобы рассмотреть в подробностях, исследовать…

С подходом 2-й танковой группы Гудериана, решение любой ценой отстоять Киев обернулось бойней и полной потерей контроля над Юго-Западным фронтом. 4 армии, оказавшиеся в «котле», прорываясь в направлении Полтавы, вынуждены были оставить тяжёлое вооружение и разбиться на колонны до полутора тысяч человек. 20 сентября штаб 5-й армии попал в плен в полном составе, и над её остатками принял руководство командующий фронтом, генерал-полковник Михаил Кирпонос.

Это был его последний бой. Это была самая маленькая армия в его карьере: около 1000 офицеров и солдат, 2 бронеавтомобиля… Заняв позицию по краю крохотного – 0,5 кв. км. – урочища юго-западнее Лохвицы, она подарила отступающим войскам драгоценные 5 часов передышки. Эти часы вместили атаку с 3 сторон, рукопашную схватку и миномётный обстрел, выкосивший людей и молодые деревья.

Советский официоз не любил вспоминать поражения, а пришедший ему на смену официоз незалэжный не склонен тратиться на памятники во чистом поле. Мемориал урочища Шумейково по-прежнему представляет собой традиционного бронзового стрелка в победительной позе и большую невыразительную бетонную стелу. Справа от неё, над тропой, ведущей в низину, установлен бронеавтомобиль с 45-мм. пушкой. Его убогость совсем иного рода: от мысли, что сплочённой бронированной армаде противостояло ЭТО, пробирает мороз…

А с виду – урочище как урочище: деревья, солнце сквозь листву, пролески по весне и опята осенью, родник, ярко-зелёные куртины лесных трав… Красиво и тихо. Только находиться здесь долго невозможно, невыносимо: крохотная борозда рельефа давит на человека, как могильная земля на гроб. Половина квадратного километра. Пять часов. По три смерти в минуту. По двадцать смертей на гектар. И концентрация металла в почве, местами перекрывающая лучшие металлургические руды… Выжившие – примерно каждый девятнадцатый – могли вспомнить только, что здесь был ад. Среди них не нашлось литературных дарований уровня Данте. К тому же в дантовом аду не было недорогих, добротных и многочисленных немецких миномётов…

Читать еще: