Приключение в тайге

Мой отец, проработавший много лет в геологоразведке, исходил тайгу вдоль и поперек. Надо сказать, что геологическая разведка нефти, а именно к ней имел отношение мой отец, проводится в несколько этапов. Сначала приходят те, кто говорит, что тут есть нефть, следом идут те, кто пробным бурением определяет места наиболее привлекательные для промышленной разработки, потом уже… ну и так далее. Так вот речь пойдет о «вторых». Знал множество замечательных историй, свидетелем которых был сам или слышал их от таежных охотников. Вот одну такую байку-быль, поведанную им, я представляю вашему вниманию.

Как-то в начале весны, когда снег уже сошел, и тайга наполнялась новыми звуками пробуждающейся жизни, «Ми-6» опустил на поляну в предполагаемом месте добычи нефти балок и трех геологов. Это были молодые, но опытные в своем деле разведчики нефти. Ну и как положено, провиант, охотничье оружие (тайга, все-таки), рация, запчасти для рации и тому подобное, поскольку ребятам предстояло месяц трудиться в тайге безвылазно. Вертолет улетел, весь груз геологи занесли в балок и пошли осмотреться, поискать источники воды, дровишек собрать. Взяли только геологический инструмент, а из оружия один нож, прихватили с собой пачку печенья, вдруг задержатся – проголодаются. Дверь в балок прикрыли, сучком каким-то подперли (тайга ведь, на сто верст – ни души).

Ходили-бродили, уже за полдень перевалило, пора возвращаться. Подходят к заветной полянке, предвкушая обед и отдых, рассказывают друг другу о тех блюдах, которые едали и готовили.

 И уже на подходе к поляне вдруг услышали какой-то шум и глухой рев. Немного знакомые с тайгой, разведчики замедлили шаг, осторожно подошли к тому месту, откуда прекрасно просматривалась вся поляна, и …едва не закричали от досады и ужаса! Все их охотничье снаряжение, в щент разбитое, валялось перед дверями балка, распахнутыми настежь. Рядом лежала искореженная рация. А внутри балка орудовал медведь, только видно вылезший из своей берлоги, голодный и злой. До самой ночи просидели горемыки в кустах, моля Бога, чтобы зверь не учуял их, а когда расходившийся хозяин тайги наконец-то покинул разгромленное жилище, пошли посмотреть на результат его стараний.

 Картина была плачевной: все запасы были, если не съедены, то испорчены и почти непригодны для употребления. Мука и крупы были рассыпаны повсюду, вволю полакомился медведь сахаром, а что не съел, смешал с россыпью муки. Несколько банок с тушенкой и сгущенкой были просто разорваны, будто по ним молотили огромным молотом, и большая часть их содержимого была перемешана с рассыпанными мукой и крупами. Спальные мешки и одежда также серьезно пострадали. А ружья…, те были сломаны пополам с полным знанием дела, вдобавок были уничтожены все запасные части для рации, а значит, потеряна связь с Большой землей.