Обезьянье ущелье

Посетить обезьянье ущелье нам посоветовали друзья, которые там уже побывали. Они рекомендовали прихватить с собой чего-нибудь вкусненького, да побольше, — для угощения тамошних обитателей. При выезде из Алжира, мы купили в местном магазине несколько килограммов печенья, посчитав, что этого будет вполне достаточно.

По карте свернув именно там, где надо, мы приблизились к цели. На всякий случай мы договорились, что мой напарник, будет смотреть по одну сторону, а я – по другую, чтобы не пропустить въезд в ущелье. Вскоре выяснилось, что его просмотреть было невозможно: впереди дорога упиралась в поросшую лесом скалу.

Другое наше опасение, а именно, что обезья можем не найти – оказалось тоже неосновательным: на парапете при въезде нас уже поджидала живописная группа, численностью около двух десятков лохматых симпатичных обезьян. Мы остановились и направились к ним. Мой напарник решил приветствовать присутствующих по-французски.

Обезьяны безмолвствовали. Компания не проявила ни беспокойства, ни ажиотажа по поводу встречи с нашей делегацией. А, разглядев недовольную физиономию самого упитанного самца, воседавшего в центре, и окруженного кормящими самками и смазливыми детенышами, поняли свою ошибку. Это явно  был глава принимающей стороны.

Мы отправились к нему с пакетом печенья. — Бонжур, — сказал я, доставая из пакета и протягивая ему печенье. Не удостаивая меня ответом, он протянул лапу и отправилугощение в рот. Тогда я протянул сразу две штуки, и они исчезли в его пасти с той же молниеносной скоростью. Я понял, что это может продолжаться долго, и решил опередить его, для чего увеличил темп подачи угощенья. На десятом печенье он забуксовал, не успевая пережевывать, однако опять протянул правую лапу, затем переложил полученную порцию в левую и снова протянул ее мне.

Я попробовал дать парочку печений сидящей с ним рядом самке. Однако она не успела его взять: глава семейства ухватил печенье раньше, и еще успел отвесить нарушевшей иерархию обезьяне с детенышем оплеуху. Мы с напарником оставили понятный для обезьян учтивый французский и высказали нахалу все, что думаем по этому поводу, по-русски. Он все внимательно выслушал, но вновь протянул лапу за добавкой. Делать нечего, я стал подавать самцу печенье еще быстрее, и вскоре рот и обе лапы диктатора, обжоры и нахала, наконец, переполнились. Я шагнул к самкам, собираясь накормить их. И вдруг увидел, как глава семейства быстро, буквально за несколько секунд, отработанным движением переложил печенье из лап в ухватистые пальцы на задних конечностях, а освободившиеся оюбе руки — протянул мне.

Не буду пересказывать подробно содержание нашей с напарником речи, обращенной к гениальному фокуснику. Однако экспрессия, заключенная в наших выражениях и недвусмысленной жестикуляции, похоже, проняла хапугу, и он, наконец, позволил угостить другую половину семейства, а также их детенышей.

Читать еще: