Дахаб как вызов

Понятно, как самоубийцы конца первого тысячелетия «дошли до жизни такой»: это был вызов Творцу, вознамерившемуся стать разрушителем. Близилась запатентованная авторитетными богословами дата конца света… Чему бросают вызов «чайники», идущие в Блю Холл с воздухом в единственном баллоне акваланга – сказать трудно. Это они создали роскошному карстовому провалу в море близ Дахаба дурную славу «кладбища дайверов».

Арку Блю Холла, поставляющую местным аквалангистам основную часть платы за подъем тел, проходили и без акваланга, на одном вдохе. В том числе единственная женщина, Наталья Молчанова. Вызов? Несомненно. Только не глубине, не Арке и даже не себе – незнанию человеческой природы, недостатку информации о том, на что способен здоровый, здравомыслящий, тренированный человек.

Кроме дайверов, Дахаб почему-то привлекает дауншифтеров, особенно русских. Разумеется, бросать вызов обществу потребления, отказываться от карьеры и комфорта не обязательно именно здесь, в жарком каменистом краю у Красного моря. Но уж как-то так сложилось…

Да и просто вырваться из повседневности, махнуть в край непривычной природы, чуждых верований, незнакомой культуры, к самым красочным на планете красноморским рифам, к неистовым мастерам восточного торга на тысячелетнем базаре – это вызов. Напоказ сорить деньгами в роскошных отелях на берегу или несуетно вживаться в настоянную на времени мудрую отрешенность Масбата, старой части Дахаба, скользить по воде за воздушным змеем или, взгромоздившись на верблюда, одолевать крохотную часть былого караванного пути – каждому здесь найдется свое.

Он был средневековым портом, узлом торговых артерий Синая, он носил ветхозаветное имя Дизахаб, «Край золота»… В свете луны кладка арок и стен Масбата, выветренная глина слепых приземистых дувалов, вязь высеченных в камне надписей и лиственных узоров, будто текущая вверх, растущая из собственной тени, окрашиваются в розовато-лиловые тона. Золотится только вековечная пыль в воздухе. Здесь жили очень давно. Здесь тоже верили в свою исключительность, здесь мечтали увидеть дальние края, проклинали бытовуху и гибли по глупости. От них не осталось имен – только город, как вызов бегу времени. Дахаб не даст пришельцу золота: нет золота в этой земле. Только несколько минут безвременья, только немного дремучей генетической памяти, только повод бросить с вызовом воображаемому супостату: «Да, скифы мы, да, азиаты мы. Вам, герры и сэры, этого не понять»…

Читать еще: